Category: фантастика

Category was added automatically. Read all entries about "фантастика".

Постоперв


Поскольку я все больше ощущаю себя шизофреником, в котором уживается несколько личностей, решила собрать в первопосте некоторые указующие столбы.

[Пробежаться]О главном. Главное из того, что я люблю и практикую – это складывать буковки в слова:

  1. Как копирайтер – давно и прочно. Интересные проекты рассмотрю, ссылку на портфолио дам, кричать можно в личку в соцсетях. Специализируюсь на нестандарте ("Мы тут задумали текстовый сериал" и прочее "Автор, отожгите") и нормальных человеческих текстах. Не хочу "динамичную команду профессионалов" и воду про убогую канцелярщину.

  2. Как писатель – недавно, но какие мои годы. Написанное пером можно немного почитать на Автор.Тудей, а много можно купить в бумаге на Озоне, Лабиринте и везде либо по запросу получить у меня в электронном виде (опция для друзей и живых френдов). Полная библиография есть на фантлабе.

База, из которой все эти рвения выросли – читающая семья и, соответственно, горы очень разных любимых книг. Но это – глубоко в моей голове и спинном мозге, а не в журнале.
О романах - по тегам "Магия дружбы", "Магия тени", "Невыносимые", "Неизлечимые, "Хмурь", "Клятва золотого дракона". О изданных и почти уже изданных рассказах - по тегу "рассказы", об озвученных... точно, по тегу "озвучки". Об участии в проектах - "Зеркало" и "Аква". О том, что не каждый творческий человек самостоятельно может разобраться во всем, в чем разобраться надо, и о Людях, Которым Не Всё Равно - по тегу "Партенит".

Еще одно любимое, практикуемое и стабильно вдохновляющее – это игры. Нет, не вылечат (внимательно меня выслушав, доктора выписали из больницы всех умалишённых и всё такое). Немногие впечатления о разном - по тегу "Игры"

Явки-пароли:
- Профиль на Игромании (да, это именно я там кушаю детей в ГБ, когда не сплю).
- Профиль в ВК  (в основном там не писатели, ибо так было и будет всегда).
- Профиль в ФБ (в основном там писатели, сочувствующие им и натерпевшиеся от них же).
- Стим (большинство экшенов – на совести ельфёнка, если что).
- LastFM (до кучи, скроблится периодами).

Подробнее о жизни, не-жизни, копирайтинге, фантастике, культурных и бескультурных программах – на странице информации. Или по тегам, их немного, заблудиться сложно.

Из отдельного полезного, на которое хочу обратить внимание - подробнейшее поэтапное руководство по получению РВП в России (испытано на собственной шкуре).


Долго растекаться мыслью и вещать грозным тоном смысла не вижу, так что велкам.

Правила жизни пещерного гоблина

(руководство для попаданцев в фэнтези, шпионов под оборотным зельем и урождённых гоблинов, которых отторгает семья)

Отношения с миром
• Мир гоблина мерзок, потому держись своего племени: в одиночку не выжить.
• Но это не значит, что племя – твой друг. Никто тебе не друг. Мир мерзок.
• Источай брюзгливость, иначе кто-нибудь может заподозрить, что окружающий тебя мир недостаточно мерзок, а ты – недостаточно гоблин.
• Также мир гоблина гнусен, жесток и очень несправедлив. Особенно к тебе.
• Регулярно и подробно объясняй соплеменникам, как именно мир к тебе несправедлив.
• Хотя бы потому, что каждый должен тебе помогать устранить эту несправедливость, но, сам видишь, никто не спешит на помощь.
• Сам тоже не помогай соплеменникам: мир гоблина жесток и неприятен.
• Если случайно обещал кому-то помочь – ни в коем случае не выполняй обещания и тяни до последнего, чтобы было непонятно, как ты собираешься поступить. Если соклановец выразит недовольство – закати глаза и как можно более презрительно произнеси: «Ну, убей меня теперь». И брось в него камнем или костью.

Collapse )
Изумительно

Гарри Поттер и методы рационального мышления

«— Он пытался меня убить.
— О, ради Мерлина, да, он пытался вас убить. Привыкайте. Лишь скучных людей никогда не пытаются убить
.
»

Об этой трилогии нужно начинать рассказ с отставленного мизинчика и «Книга не для всех», но никакая книга не для всех, потому я воздержусь. Хотя некоторые рецензии в стиле «Обоже, как это было скучно и непонятно» вызывают желание настучать авторам по башке, особенно когда под ними красуются плашки типа «Я великий эксперт Лайвлиба, я очень хорошо разбираюсь в буковках» (ненависть-мод офф).

Я много раз слышала об этой книге краем уха, но очень краем и никогда не пыталась ничего выяснять, потому что фанфики мне не интересны в принципе. А потом я другим краем уха услышала фамилию автора и, блин, так бы сразу и сказали!
Сначала это охерительно смешно, потому что когда в мир ГП врываются логика и здравомыслие… это смешно, правда.
Потому это ужасно интересно. Потом очень серьезно и зачастую грустно.
Под конец автору хочется оторвать руки, потому что кульминация и финал утоплены в бесконечных блаблаблаблаблаблбалбалбалба, ну зараза, не может быть в мире злодея, который не останавливается на каждом витке развязки и не принимается многословно пояснять, что им двигало и почему это произошло вот так, и уже по этому блаблаблаблаблаблабла понятно: да нормально всё закончится, ведь пока злодей блаблаблаблбалба – у героя есть время подготовиться, а у читателя – попить кофе, испечь торт и поспать, и читателю совсем не страшно, пока он печет торт.

Есть в этой истории и откровенные затянутости, и еще более откровенные загоны, и долгие смены фокуса, обусловленные лишь тем, что автору было надо развить другую линию, чтобы закрыть первую, и брошенные сюжетные линии, и недосказанности всяких важных вещей. Есть много здорового и не очень здорового цинизма, объяснения гармонии алгеброй, старых персонажей на новый лад, всё с ног на голову. Почти нет квиддича, Рона и вообще Гриффиндора, Хагрида нет, Малфоя перевоспитаем, Дамблдор убил камень и сжег курицу, к режиму зомби Квиррелла есть вопросы, за Снейпа обидно. Но главное – всё равно оно остаётся интересным, все вот эти как-что-зачем и узнавательные крючочки тянут читателя дальше совершенно неумолимо. Настолько неумолимо, что я по ночам читала это с телефона: меня бесило, как долго книга открывается в читалке, и это единственная книга, которую я читала с телефона, черт возьми.

«Вы дали ему мантию-невидимку, у него иммунитет к сыворотке правды, и он дружит с близнецами Уизли! Альбус, вы представляете, во что втянули эту школу? — её голос был на грани вопля. — К седьмому году его обучения от Хогвартса останется лишь дымящаяся дыра в земле!
Альбус откинулся на спинку своего огромного мягкого кресла и сказал, улыбаясь:
— Вы забыли о Маховике времени.
Минерва не выдержала и вскрикнула. Но негромко.
Северус протянул:
— Стоит ли мне научить его варить Оборотное зелье, директор? Просто для полноты картины, на случай, если вы не удовлетворены размахом возможностей вашей ручной катастрофы
».

Читать? Читать. Соглашусь с авторским мнением в предисловии: первые пять-десять глав дадут представление о том, надо оно вам или нет.
А если не надо – нечего давиться тремя томами этого кактуса и потом гневаться, какой автор плохой, пушта написал не то, что вам хотелось прочитать :)

"Антология МИФа"-2018


А внутри него - моя "Жатва", которую считаю одной из лучших своих историй. Дарк-фэнтези про жутко циничного рептилоида и морально травмированную орчиху, которые охотятся на вампиров. Местами печально. Местами сама продолжаю хохотать над своими шутками, ну, в тех местах, где забыла, что они есть.
В сборнике вышла не повесть, как указано на фантлабе, а сокращённый до рассказа вариант.
Полный состав сборника.

ЗЫ. Вот только в конце весны мне довелось написать приквел и сиквел этой истории. И никогда бы не подумала, что может быть так интересно вывязывать этих фэнтезятных рептилоидов, откровенно навеянных аргонианцами, к которым у меня вообще нет нежных чувств, но. Но в итоге приквел к "Жатве" - это, возможно, вообще лучшее из всей моей мелкой и средней формы (приквел скорее всё-таки повесть, чем рассказ). Или я так думаю просто потому что мне нравится фэнтези, да. На поле других фантастик, даже социалки, в которой люблю понавязывать узлов, я всё же не чувствю себя настолько свободно.
Но про приквельно-сиквельную часть - потомее.
Улыбнуться

Что нужно, чтобы сделать собственный старый текст пристойным

Переосмыслить его полностью, со всеми обвесами, о которых тогда не подозревалось, и переписать все заново. Каждое предложение. Дописать целые новые куски. Гигантские. По сути, сделать совсем другой текст на основательно обточенных костях старого.
Хорошая новость в том, что это значительно быстрее, чем написать совсем новый с нуля.
И я пока не скажу, зачем это безнадежное дело мне нужно, но меньше чем за неделю шестой авторский пошёл, полет нормальный.
Правда их, черт возьми, пятнадцать :D

"
Баския желает что-нибудь купить?
Алера наконец посмотрела на хозяина лавочки. Поняла, что выглядит, наверное, довольно глупо, стоя посреди прохожей дороги и в упор разглядывая вывеску. «Как он меня назвал? Что за словечко такое? Интересно, оно ругательное?»
Помотала головой:
Я не магичка, мне нечего желать в этой лавке.
Толстячок рассмеялся.
Разве обязательно быть магом, чтобы использовать магические вещицы? Вы же, чтобы не ходить далеко, носите амулеты… – Увидев замешательство Алеры, пояснил: – вот этот остроносый камешек на вашей дивной шейке – не просто камешек, правда ведь? Я чую в нем неясное магическое начало. Полагаю, это амулет, открывающий проход в Миры-междумирья, я прав?
Девушка кивнула, тут же поняв, что ей показалось странным в поселке: за все время прогулки не попалось ни одного портала.
– Так и с другими артефактами, –
ввернул учёное слово толстячок. – Да вы входите, входите! Вот, почтите взглядом своих колдовских глаз этот жезл – магическим способом разгоняет орущих кошек, разбегаются, не побоюсь глупой шутки, как по волшебству, ха-ха! Или вот этот красивейший браслет, сплетенный из шерсти недричанской пуховой козы, он словно нарочно сделан по размеру вашего нежного запястья, – это браслет осуждения, который будет молчаливо ненавидеть окружающих вас людей за всяческие неприглядные поступки.
Голова Алеры пошла кругом, вокруг было столько красивых и необычных вещей – на полках, столах, столиках, на полу, на стенах… Она взглянула на потолок, оттуда ей подмигнул огромный слюдяной глаз. Ошараленная Алера послушно взяла протянутый торговцем браслет осуждения – причудливое переплетение тонких косиц без застежек, которое само собой растягивалось и сжималось снова, чтобы можно было надеть его на руку.
– А еще вот, посмотрите сюда, милая баския, я вижу, вы носите оружие, я не буду спрашивать о его происхождении и назначении, хо-хо, у каждого из нас должны быть такие дела, что никого другого не касаются, но ценитель оружия непременнейше оценит меч сожалений!
– Сожалений?
– Я не знаю, отчего он так называется! Но баския, бесспорно, согласится, что это замечательное оружие, просто замечательное, посмотрите на эту сталь, оцените эти ножны… Сказать по правде, сам я в оружии не разбираюсь, но это очень красивый меч, не так ли? Не понимаю, отчего я принялся жалеть о его покупке в тот же вздох, как взял его в руки – возможно, это как-то связано с названием… о, кажется, я наговорил лишнего, не слушайте больше этих скорбных слов, давайте забудем о мече, а лучше, лучше… О! Сфера слёз! Удивительный артефакт, чудесный, помогает находить плачущих людей!
– Зачем мне плачущие люди? – испугалась Алера и быстро положила на прилавок браслет, который в рассеянности чуть было не надела на руку.
– Ох, ну мало ли зачем, дорогая баския… но не хотите – как хотите, хм-м, может быть, кольцо огня?
– Огня? – оживилась Алера. – Оно бьет огнём?
– Бьёт? Нет, ну что вы, моя милая кровожадная баския! Оно просто становится красным, если находится в огне! Не интересует? Тогда, может быть, геройский плащ? Очень красиво развевается без всякого ветра, впрочем, он будет велик для такой изящной баскии, хорошо, хорошо, дайте подумать, а вот не загорающаяся свеча, а? Как вам? Её ни за что не зажечь!.. Жезл чихания? Кувшин нескончаемого молока? Невероятно изумительная вещица, но и ценности огромной, только представьте – целый кувшин молока, которое никогда не кончается, сколько ни лей… правда, оно давно прокисло, но если для теста…
Алера схватилась за голову.
"
Улыбнуться

Мир спасет не красота и даже не массовые расстрелы, ящетаю


Меня, к сожалению, никто не спрашивает, поэтому я так скажу :) Мир спасёт нормальное человеческое говорение и понимание, поэтому либо сгорит в огне канцелярщина с бюрократизацией всей планеты, либо мы как вид обречены, причём в этом случае - туда нам и дорога.
Я не берусь умничать насчет глобальных движений, там другие резоны и законы, но я точно знаю, что куча человеков живет рядом друг с другом каждый день, каждый день друг с другом взаимодействует, общается и не понимает друг друга, не понимает того, что видит вокруг себя, не усваивает своей головой информацию, которая должна быть усвоена. От этого человеки устают и раздражаются, а в головах у них начинают происходить эпические тормоза и нарастают заслоны от окружающих буковок и звуковок. От этого они завтра будут еще хуже слушать, слышать и понимать, а уставать и раздражаться будут, наоборот, больше.

Ибо почти всё, что звучит и воплощается в буковках вокруг нас, сделано плохо, бездушно, раздражающе и канцелярско. Каждое объявление, прочитываемое чьим-нибудь голосом. Каждая бумажка на двери/стене/потолке. Они топят человеков в нагромождении слов, которые не значат ничего, в отглагольных существительных и выхолощенных тяжестях. Это такие слова-евнухи. И авторы этих воззваний, конечно, достойны казни через побивание книжками Норы Галь, но на всех авторов не хватит тиражей.

"Для предотвращения возможности совершения террористических актов в пунктах прибытия реализованы мероприятия..."
"В случае невозможности осуществления печати приобретенных проездных документов..."
"Режим работы электических сетей ориентирован на покрытие собственных потребностей и может не соответствовать номинальным требованиям..."

Кто вас учил так разговаривать, человеки? Зачем вы это делаете? Вы не можете сказать то же самое в пять раз короче и по-человечески?
Почему каждый раз, когда нужно обратиться к коллегам, деловым партнерам, официальным лицам, клиентам, старшим по возрасту, равным по положению, просто к любым другим человекам - зачем вы делаете вот так?

Люди как будто сами не хотят, чтобы их поняли.
Боятся сойти за недостаточно умных, если не нагромоздят четыре длинных слова там, где можно сказать одно короткое.
Боятся, что их поймут, и прячутся за буковками - когда они наколотили много буковок, то стали быть в домике.
Как будто забыли, что всегда обращаются к точно таким же живым людям, которые (ну чесна-чесна!) умеют думать, эмоционировать и откликаться, но которые вынуждены продираться глазами и ушами через длинные канцелярские конструкции и более-менее успешно выцарапывать из них смысл.
Но, даже если они успешно выцарапали смысл - они всё равно по дороге раздражаются, устают и, конечно же, они не откликаются, потому что нельзя откликаться на мёртвые буквы и звуки.

Буквы и звуки читают и слушают живые люди, а не их социальные роли, черт возьми.
Обращаться нужно к людям, а не к проекциям их социальных ролей в своей голове.
Вот это спасёт мир, ну или не спасёт, потому что уже поздно :)

PS. По-моему, на любом бытовом, деловом, повседневном уровне это ВСЕГДА работает, даже если кажется, что не работает, неуместно и вообще так нельзя. По-моему, вообще должно быть только так, а делать иначе - не можно и не нужно, но отчего-то очень сильно принято.
PPS. Много лет назад заказчик попросил сделать коммерческое предложение нескучным. Я сначала подвисла, потом сказала: "Окей" и написала: "К черту славу! Демонтировать баннер!", а не какое-нибудь "Осуществление демонтажных работ в отношении ранее установленного рекламного носителя". С тех пор "сделать, как у всех" - предпоследнее, о чем нас просят. Интересно, почему.

Human: Fall Flat - восхитительна в коопе

Одиночный режим там, говорят, тоже есть, но я не понимаю, зачем и кому он может понадобиться. Ведь там нельзя схватить друга за лапу, потащить его к обрыву и весело туда сорваться. Вскарабкаться наручке (на самом деле - на голову, ну и что). Наблюдать, как у всех тоже раз за разом не получается запрыгнуть на ту штуку, с которой тебя сверзило уже раз двадцать. Сказать: "Всё, я задолбалась пытаться" и упасть носом в землю, пока кто-нибудь не подойдет, не подцепит тебя за пояс и не потащит в светлое завтра. Ну и всякое другое.


Хотя игра, вообще-то, про физику :)
Все построено на необходимости толкать, тянуть, рычажить, электрифицировать, водофицировать, правильно управлять всякими агрегатами, лягать и выть. Постепенно т.о. пробираясь к выходу с уровней через всяческие странные вещи, пасхалки и повороты-не-туда. Всего уровней восемь, каждый посвящен определенной теме и способу действий. Некоторые слишком перехитровыделанные и бесили, но большинство были интересными и смешными.


Collapse )
Изумительно

Цикл "Неизлечимые" в новой серии фэнтези "Снежного Кома"

Слово издателю:
"Это серия старого доброго классического фэнтези. Семь лет Снежный Ком потратил на возрождение русской научной фантастики. А потом мы оглянулись и поняли, что отечественное фэнтези тоже переживает кризис. На рынке — в основном нишевые предложения: любовные романы, магические академии, а также переводные издания и дюжина громких имен, пришедших еще из 90-х. Но спрос на новые имена, классическое фэнтези и наших, отечественных Джорджа Мартина, Глена Кука или Робин Хобб никуда не делся."
Серию открыли два романа: моя "Магия дружбы" (первый роман цикла "Неизлечимые") и "Царь без царства" Всеволода Алфёрова, первый роман Анхарского цикла.

Момент считаю знаковым: отечественное фэнтези в классическом духе - именно то, чего остро не хватает книжным полкам сегодня. Специально для читателей, который за обилием "лёгонького" нишевого не замечают не-исключительно-развлекательного-фэнтези. Щас мы вам покажем "лёгонькое"!

О чем романы? Это два совершенно разных взгляда на магию и на отношения, которые рождаются в обществе, где она есть. Два совершенно разных мира, с разными - и очень человеческими - проблемами, точками отсчета, возможностями и невозможностями.


(кликабельно)


Ирина Лазаренко "Магия дружбы"
Если магия – лишь одно из ремесел на службе общества, то сами маги превращаются в кого-то вроде бродячих точильщиков ножей? Они не умеют творить чудеса, но люди ждут от них именно чудес и настоящих возможностей мага зачастую оказывается недостаточно.
В чем на самом деле роль этих сверхлюдей, почему они так нужны обществу и почему общество нужно им? Вместе с пятью молодыми магами мы будем путешествовать по континенту, искать собственные ответы, сживаться с людьми – когда весело, а когда не очень. И отмахиваться от дедовских баек про злобный ужас, который копит силы неподалеку и не желает нам добра.
Это фэнтези почти по канону. Ровно настолько не по канону, чтобы в местах преломлений образовались новые смыслы.




(кликабельно)


Всеволод Алфёров "Царь без царства"
Эпическое фэнтези в антураже Востока, дворцовые интриги с привкусом фруктовой воды, маги-отщепенцы, жертвенная кровь на раскаленном песке. Какая связь между царствующим мальчишкой и ритуальным убийством шлюхи? Почему царство все сильнее шатается на глиняных ногах?
Судьбы героев вплетаются в его кровь и плоть, ставки экстремально высоки и далеко не все карты лежат на столе. Даже ведущие игроки подчас не понимают, какие процессы они приводят в движение. Кого используют в тёмную на самом деле, и что реет над миром? Так ли уж неправы были люди, много лет назад заточившие магов в обители?
Героев затягивает в водоворот событий мельчайшими песчинками – и они могут изменить ход вращения жернова.</div>

Издания очень замечательные, на хорошей бумаге и с картами (вот зачем мы с ними усердно возились :))

В магазинах:
[ссылки]

Ирина Лазаренко «Магия дружбы»:

Лабиринт

My-Shop.ru
Combook.ru
Библио-глобус
Московский дом книги
Ozon
Буквовед
Knima (магазин издательства, лучшие цены!)

Всеволод Алферов «Царь без царства»:


Так что велкам в "Волшебные миры", будет лампово!
Выход продолжений запланирован на январь-2018: в цикле "Неизлечимые" это роман "Магия тени", в Анхарском цикле - "Мгла над миром".

И если кто читал "Магию дружбы" в первом издании, а потом забыл, забил, постеснялся сказать о ней пару слов в рецензии или ткнуть оценку на фантлабе - тоже велкам.

"Жатва" - анонсы и отрывки рассказов, начало


Чтобы не спамить в течение полугода по чайной ложке в час, рискуя устать окружающих, я хотела вывалить всё одним большим постом. Но жж сказал, что большой пост слишком большой, поэтому их будет два.

Содержание сборника:
Деликатная напасть
Рывок № 132
Дизлайк
Последняя осень
Приручить принцесску
Вопрос доверия
Забрасывая сеть
Непричастный соучастник
Социальный работник
Жатва
Дважды зеленый
Что в них заложено
Сказка для маленькой лошадки
Моральный урод
Смертные не оригинальны

Деликатная напасть
Этот рассказ – невинный вопрос: "Не хотите ли немного сказки?", заданный в условиях, где нет возможности ответить: "Нет, спасибо". И еще это история о том, что если радости будет слишком много, то слипнется непременно.
Для читателей, которые умеют видеть в текстах не только буковки, "Деликатная напасть" – рассказ о столкновении мировоззрений. О том, что порядочность и всяческая рассудительность – хреновый инструмент в противостоянии задорной и зубастой силе, которая хочет забрать что-то твоё.
История бодрая, злая и оптимистичная. Да, вот такой винегрет.

[Читать отрывок]

Тут же из ближайшего дома вышла… как называть ее? Женщиной? Суккубихой? Отчего-то сразу стало понятно, что это она тут за старшую. Высокая, почти с Адыра ростом, со смоляными волосами, заплетенными и уложенными вокруг солидных крутых рогов, в пестром ярком платье. Справа подол был высоко подколот, открывая красивое женское бедро и колено с блестящей рыжей шерстью, переходящее в крепкую оленью ногу. На загорелом, почти человеческом лице жутковато выделялись раскосые зеленые глаза, такие яркие, что смотреть в них было невозможно.
– Эрза, – отрывисто бросила она, приложив пальцы к груди. – Какое у тебя желание?
Староста поперхнулся впопыхах подготовленными фразами, но тут же сообразил: другомирцы плохо знают человеческую речь и Эрза, наверное, спрашивает, зачем он пришел.
Запинаясь, заново подыскивая слова, Адыр принялся объяснять.
Суккуб, спокойно стоящий напротив и глядящий немыслимо зелеными глазами, смущал его. Заставлял ощущать себя чужаком в собственном мире. Неловкой колодой, оказавшейся в окружении красивых вещей. Глупым и нелепым ребенком, пришедшим просить недостижимого.
Чем дольше, чем убедительней говорил староста, тем больше ему казалось, что Эрза попросту ждет, когда он заткнется.
– В твоей речи нет ума, – заявил суккуб, когда Адыр умолк. – Нам нельзя не забирать мужчин. Нужные тут, придут и будут жить тут, – Эрза махнула рукой на домики за своей спиной. Пальцы у нее были тонкие, как у девицы.
– Жить? – обалдел Адыр. – Еще чего не хватало!
– Будут жить, – безмятежно подтвердил суккуб. – Так устроится.
– Но так же нельзя!
– Можно, – уверенно возразила Эрза. – Не перечит закону.
– Так ведь…
Староста растерялся: законы Соизмерения действительно не запрещали уводить мужчин из одной деревни в другую.
– Но они ж не хотят!
– Очень хотят, – возразил суккуб. – Когда ночь – они хотят теперь. Потом – будут хотеть всегда.
Тут же, словно в подтверждение слов Эрзы, из соседнего дома вывалился Корий, о котором мужики говорили, что он сегодня остался с суккубами. Обалдевший староста вытаращился на дивное явление. Корий был взъерошен, счастлив и помят, а наготу мужчины прикрывала только суккубиха, обхватившая ногами его бедра, а руками – шею. Корий споткнулся, и висящий на нем суккуб с хохотом разжал руки, невозможным образом выгнул спину, откинулся назад, почти касаясь головой земли и давая Адыру рассмотреть себя в полной красе. А потом пара повалилась в густые заросли лопуха под забором. Оттуда незамедлительно понеслись страстные вопли, окончательно смутившие старосту.
Эрза указала рогом на лопухи и повторила:
– Очень хотят. Вот так мужчины все придут и станут быть здесь. Нечего беседовать, случится так. Не перечит закону.
Заставив себя отвернуться от бурлящих лопухов, Адыр вытер об штаны мокрые ладони и принялся объяснять: законы законами, а устоявшиеся обычаи нарушать не годится, потому как на них и стоит Соизмерение. На укладе, который не прописан в бумагах, но который дает жить деревням и городам так же верно, как опоры дают стоять мосту. Выдерни опоры – обвалится мост. Развали общинные уклады – не станет общины.
Его родной деревни не станет! Не выживет она без мужиков, некому будет пахать, косить и боронить, подновлять изгороди, перестилать крыши…
Эрза недоумевающе нахмурила лоб, отчего под рогами собрались глубокие складки. В лопухах стало тихо.
– Почему ты здесь еще?
– Да что такое-то! – рассердился староста. – Ты не слушаешь меня? Вы пришли на чужую землю и ставите тут свои порядки – это как называется, а? Ты понимаешь, что так делать нельзя? Мы живем как заведено, хозяйство у нас, поле и скот общинные, семьи  у людей. Нельзя взять и отнять мужиков из этого, потому как без них развалится все, понимаешь?
– Можно, – Эрза мотнула подбородком. – Глупо используешь время. Я говорила, ты слушал – что нужно сверху этого? Ты не стал довольный? Я не тревожусь. Делать всех довольными – про это нет закона.
Суккубиха развернулась да и пошла себе в дом, высоко поднимая колени, а староста смотрел ей в спину, разинув рот, и никак не мог придумать ответа.


Рывок №132
Мини-рассказ, почти юмористическая история с немногой наркоманией.
[Читать отрывок]

– Поговори со мной, – потребовал я и уселся на пол.
– Фр, – издевательски рокотнул ёжик, показал мне язык и помахал крыльями.
– Погода нелетная, – согласился я. – Хотя – какая разница? Даже при попутном ветре нам с тобой с этой станции не выбраться.
Ёж неловко плюхнулся на попу и уставился на меня круглыми вишнёвыми глазками. Я осторожно потрогал ежиное крылышко. Животное ощерилось и запустило в меня шариком арбузного мороженого.
– Эй, горячо! – я отбросил пышущий комок мороженого в угол, и он тихо зашипел, остывая. – Всё здесь с ног на голову. Проклятые экспериментаторы. Зачем я согласился, не знаешь?
Ёж перебрал лапками и подвигал крыльями, расправляя кимоно.


Дизлайк
История о том, что в любых условиях человеки могут найти себе счастье, возвести в ранг культа любую херню и умиротворенно булькать.
[Читать отрывок]

– Итак, – кисло продолжал Стефан, – три потребности современного человека, которые мы определили: служение гуманистическим идеалам – раз, эстетическое удовлетворение – два, а третье – извечная человеческая…
– Мечта о космосе?
– Что? – Стефан даже не понял, что его удивило больше: откровенный идиотизм вопроса или беспокойство в голосе гостя. – При чем тут космос? Космические проекты не набирали достаточно лайков, вы не помните? Освоение космоса – это долго, утомительно, плюс высокий порог вхождения в тему. Современный человек живет быстро, потребляет информацию мгновенно, ему нужны понятные ёмкие образы, яркие эмоции… которые закрывают его ключевые потребности, разумеется. Последний космический проект заморожен в две тысячи двадцать первом, вы же знаете. Да, третья потребность человека – это смех.
– Простите?
– Смех. Юмор. Что-нибудь смешное, понимаете?
Гость почесал нос, словно проверяя, как он уживается с запахом мяты и лайма.
– Да. Понимаю. Мне показалось, вы сказали «секс», а не «смех».
– Секс! – фыркнул Стефан. – На этот рынок не пробиться. Итак, с какой секции желаете начать?
С одной стороны – ему хотелось, чтобы подозрительный тип увидел как можно меньше. С другой – Стефана распирала гордость за работу свивки, и он не мог не хвастать перед заинтересованным слушателем.
Да и приказ сверху, опять же!
– Оттуда, – гость кивнул на серебряную часть зала, где бледный паренек в спортивном костюме что-то серьезно декламировал перед равнодушным глазом веб-камеры.
– Секция эстетики, – Стефан приглашающе махнул рукой. – Ячейка наслаждения поэзией.


Последняя осень
Пусть будет все-таки антивоенный манифест, потому что более удачного определения я не могу для него придумать.
[Читать отрывок]

Эшла не понимала, зачем идет в эту сторону. За лесом не было никаких селений – во всяком случае, так близко, чтобы её измученное тело могло туда добраться. Но все другие направления Эшла уже обшарила.
Что может быть в лесу или за лесом? Кто знает. Хотя бы ягодный кустарник или грибница. А может быть, съедобный жучок. Или (Эшла задохнулась от собственной смелости) одуревшая от одиночества курица, чудом сбежавшая из какого-нибудь сгоревшего посёлка. Слабенькая, тощенькая, грустная курочка, из которой можно сварить изумительный суп в котелке под навесом.


Приручить принцесску
История о смешных, грустных и опасных ситуациях, до которых может довести разница восприятий сущего. Внимание, фанфары, ромфант!
[Читать отрывок]

Я поудобнее перехватил вопящую девицу и заложил круг над замком. Бринн сказал, это часть ритуала – все должны увидеть дракона, который забрал принцесску, иначе не считается. Под пузом пронеслись башенки, потом показался сад с фонтанами и беседками, а за его оградой – полный двор государевой челяди. У всех пасти раззявлены, глаза выпуклены. Корзинки бросают, руки заламывают и приседают зачем-то, будто думают, что не достану, если захочу. И несется над башенками, над фонтанами и двориками привычный мне дурной вопль:
– Драко-он!
А я еще один круг над двором – вж-ж-ж! И огнем в башенку – тьфу! И принцесска в моих руках: «Ви-и-и!»
Загляденье!
Потом я плюнул огнем в ужасно придурочную беседку, всю в резных завитушках – просто чтоб она стала красивой, – и завис в воздухе. Полюбовался на перепуганный народец, на пожарчики, помахал челяди лапой. Отчего-то это всегда пугает людей до отключки – может, оттого, что жест похож на ихний, человечий? Вот и теперь – аж на пузы попадали, стали отползать под кусты и скамеечки. Дуралеи. Надо будет как-нибудь поговорить с ними.
Я накинул принцессе на башку мешок, еще раз помахал кустам лапой и, набирая высоту, полетел к логову.


Вопрос доверия
Рассказ из цикла «Неизлечимые», часть романа "Магия дружбы" открывает собственно цикл. Рассказывает историю о двух беззаботных балбесах, о доведенных до белого каления духах и о том, что запущенная проблема – это может быть очень страшно, даже если ты – балбес.
[Читать отрывок]

– Зачем ты притащил меня сюда? – шепотом негодовал Кинфер. – Я не умею говорить с призорцами. И в воду не полезу!
– Да он сам к нам вылезет, – Шадек хорошенько размахнулся, зашвырнул в реку камень, приложил ко рту ладони и принялся издавать непонятные эльфу гортанные вопли. Кинфер смотрел на друга с опаской и уважением.
Выждав немного, Шадек повторил призыв. Потом еще раз. И удовлетворенно кивнул, когда из глубины речки, куда упал камень, появились частые крупные пузыри, потянулись к берегу.
Из воды вынырнул старикан – грузный, неопрятный. На голове – кривой рог нездорового вида, на висках – чешуя. Он огляделся, вперил в магов пустой взгляд рыбьих глаз, да неспешно подплыл ближе, слегка шевеля плечами.
– Не могу сказать, что подобное зрелище мне приятно, – Кинфер брезгливо поморщился.
Старик остановился по пояс в воде, не доходя до прибрежных зарослей осоки, скрестил на груди толстые руки.
– На себя-то погляди, красотка волосистая, – голос у него был хриплый, будто в горле застряла рыбья кость.
Кинфер хрустнул пальцами.
– Водник знает общую речь? – обрадовался Шадек. – Это сильно облегчает дело!
– Всё ваши Странники булькучие, – неохотно пояснил рыбоглазый. – Расползлись по свету, тонут где ни попадя, торочат на своем, раков пугают. А говор-то липучий, спасу нет… Зачем звали?
От водника нестерпимо смердело тиной. Ветер, как нарочно, дул к берегу.
– Поговорить хотим, – Шадек прищурился. – Про село, жабий дождь, утопаря в колодце, дом горящий. Ничего не хочешь рассказать?
– Не тяни, чаровник, чешуя сохнет.
– Врешь ты все, – встрял Кинфер и снова хрустнул пальцами, – ничего чешуе твоей не сделается! Да и сам знаешь, зачем был зван!
По речной глади мощно хлестнул коровий хвост и снова скрылся в воде.
– По нраву ты мне, чаровник, ну прям страсть до чего по нраву-то! Люблю таких смелых да грамотных, потому как долго они не живут – а у меня в хозяйстве-то молодь всегда пригодится. Молоди у нас везде дорога: косяки пасти, сомову чешую чистить, селян пугать опять же…
Левое ухо Кинфера, не скрытое волосами, порозовело, и Шадека это явственно встревожило.
– Хорош свариться, не за тем пришли!
– Шадек, да он же нарочно задирается!
– Кинфер, цыц! Говори, дядька-водник, зачем страху нагнал на селян?
Услышав уважительное обращение, рыбоглазый довольно прищурился, но отвечать не торопился. Покачивался на воде круглобоким чешуйчатым бочонком и смотрел на магов мертвыми желтыми глазами.


Забрасывая сеть
Еще один рассказ из цикла «Неизлечимые» и часть романа «Магия дружбы». История о балбесе беспомощном, который оказывается в ситуации, когда спасти человеческую жизнь может либо он, либо никто, но его знаний всю дорогу оказывается немного недостаточно. До кучи балбес оказывается втянутым в семейный конфликт.
[Читать отрывок]

Даэли – край особый: лесной, диковатый, сверх меры кишащий всяческим непотребством.
Поэтому, когда на Ильдомейна из потемок вывалилось что-то лохматое и спросило, нельзя ли тут купить приличную ковригу хлеба, Ильдомейн перепугался, заверещал и стал отпрыгивать назад к россыпи костров, трясущимися пальцами поддерживая пояс.
Лохматое, странно похохатывая, двинулось следом и в уютных желтых ответах огней оказалось обыкновенным эльфом. Ильдомейн еще пару вздохов смотрел на гостя переполошенно, уверенный, что тот обязан перекинуться в какое ни есть страховидло.
А и правда – с чего бы добрым эльфам в потемках бродить по дриадским лесам?
Этот, однако, бродил. И перекидываться в какую-либо погань вроде как не собирался.
Обычный эльф, высокий и крепкий, светловолосый, с неуловимо кошачьими чертами лица. Молодой – лет двадцать-двадцать пять. Одежда на нем была походная: штаны и жилетка из телячьей кожи, полотняная рубашка. На правом плече болталась толстенькая котомка, на левом бедре – кинжал в ножнах.
Припозднившийся путник, понял Ильдомейн, окончательно отдышавшись. Не поспел засветло добраться до постоялого двора в Линнивэ, всего на половину перехода не поспел. Вот и набрел на лагерь в вечерней темени.
– Хлеба, – попридя в себя, повторил Ильдомейн. – Это можно. Во-он, слева за деревьями, костерок виднеется, за ним шатер с листом рябиновым. Там спросишь, скажешь, Ильдомейн разрешил. А впрочем, давай-ка сам тебя свожу. Что, дриадские лепешки не по вкусу, а?
– Лепешки, – улыбнулся эльф. – Разве эту мерзость можно называть лепешками? Травы, укропные семена, соли нет... Помню, детьми мы делали «хлеб» из глины, так и тот был вкуснее, ухо даю на отсечение!
– Надобно мне ухо твое, как же, – проворчал Ильдомейн. Вполне, впрочем, добродушно: появление чужака отвлекло его от невеселых дум.
Костерки костерками, а в ночном лесу мало что было видно. Сам Ильдомейн, не зная лагеря, ничего бы толком в нем не разглядел, помимо шатров, толстенных древесных стволов да изредка мелькающих силуэтов.
– А травок купить у вас можно? – спросил вдруг гость. – И, хм, может, переночевать кто пустит?
– А перезимовать не желаешь? – окрысился вдруг Ильдомейн.
– Нет, – не обиделся эльф. – Перезимовать не желаю. Мне нужно идти дальше. Да и вам тоже – вы ж кочевники, да? В Меравию идете?
– Шли, – поморщился Ильдомейн. – Шли да застряли.
– А что случилось? – поинтересовался гость.
– Не твоего эльфячьего ума дело! – снова вызверился мужчина.
– Ну и ладно, – снова не обиделся незнакомец. – Так что насчет травок и переночевать?
Его волосы зацепились за свисающие ветки, эльф поморщился и поправил пряди за левым ухом, в котором поблескивала сережка.
– Травки никто не собирает, – в голосе Ильдомейна слышались виноватые нотки -  похоже, он досадовал на свои непонятные вспышки, – а ночлег дадим, отчего не дать? На бандюгу не похож ты вроде… А конь-то твой где?
– А нету, – беспечно отозвался эльф. – Оставил на конюшне в Ортае. Да я только с корабля, хотел вот грифона купить, но вижу, что проще новую лошадку подыскать.
– Угу, – покивал Ильдомейн. – Грифонов дриады кому ни попадя не продают, что есть, то есть.
Они уже почти дошли до нужного шатра, когда Ильдомейн больше из вежливости спросил:
– Сам-то куда путь держишь?
Он ожидал, что эльф поведает о намерении обосноваться в ближайшем крупном поселении, завести себе жену-дриаду да пяток ребятишек, но ответ потряс Ильдомейна до самых селезенок:
– А в Алонику.
– В Алонику?! – мужчина по-бабьи вплеснул руками. – Ты ж на вид приличный парень! Да чтоб эльф! Туда! По доброй воле! Ты что-то важное в той жути затерял или попросту дурной?
Незнакомец переступил через корягу и спокойно ответил:
– По делу еду. Магическая Школа отрядила соглядатаем в один городок, а я решил не кочевряжиться. Во-первых, это ненадолго. А во-вторых, честно сказать, мне любопытно: правда в Алонике всё так страшно – или страшно, но совсем не так?
– Так ты маг? – выдохнул Ильдомейн. – Обученный маг?
– Ну да, – пожал плечами эльф и выпростал из-под рубашки знак Магической Школы Ортая.
Ильдомейн схватил ночного гостя за предплечье.
– И целительству обучен?
Эльф от неожиданности шарахнулся назад, Ильдомейн сделал шаг за ним, схватил и за вторую руку.
– Только базовый курс! И тот проспал наполовину!
Здесь, у шатра, при свете большого костра было видно, что глаза у эльфа прозрачно-серые. Мужчина заглядывал в них умоляюще и с надеждой.
– Тебя ж послала нам сама Божиня, парень! Пойдем, покажу тебе, какое дело непростое нас тут задержало! И хлеб тебе будет, и ночлег, и денег жменя! Все будет!
Эльф сделал еще полшага назад. Ильдомейн, перепугавшись, что незнакомец сбежит, вцепился в его руки крепче.
– Дите у нас помирает! И кинуться некуда! Помоги, а?
– Да вы ошалели? – явственно запаниковал маг. – Я ж не целитель!
– Так и я не целитель! И никто не целитель! Ну сделай хоть что-нибудь, а? Хоть погляди на нее – вдруг что придумаешь!
Эльф смотрел на Ильдомейна почти с отчаяньем, но тот глядел на мага с такой же мольбой. И эльф перестал дергаться, пятиться, искать хорошо звучащие слова. Только сказал:
– Ведь я пожалею об этом. Вот знаю, что пожалею.

 

The Banner Saga раз и два, от и до


Идея у нас с Леам такая: сначала правильные люди из "Биоварей" ушли и запилили волшебную первую "Баннер Сагу". Потом к ним пришли люди из "Биоварей", которые делали Dragon Age-II, и все вместе они сделали фушную вторую часть.

Первая "Баннер Сага" очень хороша. Атмосферой сказочности, необычности и безысходности. Странной стилистикой - она примитивная, но при этом бесконечно милая, и выжали из неё всё возможное. Тактической составляющей, которая мб и не бог весть что, но дает-таки определенный простор для возни, особенно со сменой уровней сложности. Персонажами, которые очень разные, временами выкидывают неожиданное и еще иногда просто походя умирают - тут игра бессовестно троллит игрока, который мог всю дорогу вливаться именно в прокачку этого непися.
Collapse )